«В нас стреляют, пытаются уничтожить, а мы все строим. Такие мы, люди Донбасса!»

Обстрелы, подрывы, бомбежки – Донецкая железная дорога за этот год видела все.

Истории
Утилиты
Типографика

  Железнодорожники выстояли под огнем войны Война для железнодорожников стала новой страницей в их профессиональной истории.

  Обстрелы, подрывы, бомбежки – Донецкая железная дорога за этот год видела все. То, что создавалось их отцами и дедами на протяжении многих лет, беспощадно разрушалось украинскими военными.

  Железнодорожники могли только скрепя сердцем смотреть, как стираются с лица земли не просто их рабочие места, а смысл жизни - дорога, в которую они вкладывали труд и душу. Но в очередной раз железнодорожная семья доказала, что работа на дороге закаляет.

  Военные тяготы не сломили работников магистрали, а только сделали их еще сильнее. Железнодорожники показали пример мужества, героизма и бесконечной преданности делу, о которых будут слагаться легенды.

  В каждом городе железнодорожников появились свои герои. Их много, и они не считают свои поступки выдающимися. Признаются, что просто живут по воле сердца и очень привязаны к своей родной железной дороге.

мастер цеха по ремонту оборудования и конвейерно-поточных линий Ясиноватского вагонного депо

Комендант» бомбоубежища.

  Бомбить город Ясиноватую начали в августе прошлого года.

  Через несколько дней после первых обстрелов Игорь Анатольевич Сорокин - мастер цеха по ремонту оборудования и конвейерно-поточных линий Ясиноватского вагонного депо, остался на предприятии практически один.

  «Война застала наш город врасплох. Мы слышали о ней в новостях, видели страшные кадры по телевидению, но тут она постучалась в наш дом. 18 августа – этот день я не забуду никогда. Это день первых обстрелов нашего города, - вспоминает Игорь Анатольевич. - Мои телефоны разрывались от звонков коллег, которые сообщали, что уходят или в длительный отпуск, или совсем увольняются из депо. В итоге остался я один.

  Пересидел дома первую бомбежку и пошел проверить депо. А там! Электричества нет, воды нет, связи нет, людей нет, зато вокруг все усеяно бесчисленными осколками. Ворота в цехах открыты нараспашку. Снаряды начали разрываться совсем рядом от депо, необходимо было спасать ценное оборудование. Думаю, что делать? Надел каску и пошел по территорию прятать все ценное и закрывать цеха». Игорь Сорокин вывез в безопасное место жену и детей, а сам остался. На вопрос: почему не уехал, как многие? Задумчиво отвечает: просто не смог. Не смог бросить поселок, в котором вырос, дом, который построил, и родное предприятие в самое сложное для него время. Говорит, что для него оставить это все было сродни предательству. А как можно жить, чувствуя себя предателем?

  Весь трудовой путь Игоря Сорокина связан с Ясиноватским депо. Сюда он пришел сразу же после службы в армии. Был сварщиком, потом пошел на повышение и вот уже 15 лет работает мастером цеха. Здесь же трудились его родители, общий стаж которых на этом предприятии превышает 50 лет.

  Игорь Анатольевич ходил «проведывать» депо почти каждый день. Считал потери: в помещении его цеха практически не осталось стекол, все здания были посечены осколками, разрушена котельная, разбито около 30 метров газопровода.

  Сейчас это все уже почти восстановили, коллектив тоже вернулся практически в полном составе, но тогда, под обстрелами, депо было безжизненным и израненным. Железнодорожное предприятие стало для всех жителей близлежащих поселков единственным спасением. Только здесь было бомбоубежище, способное защитить от тяжелых орудий.

  «Однажды на предприятие, после ночи самых сильных обстрелов, в бомбоубежище депо пришли около 200 человек, - вспоминает Игорь Сорокин. - Люди были перепуганы и растеряны, много стариков и маленьких детей. Я посмотрел на все это и просто сердце оборвалось. Начал готовить убежище: собирать аптечки по всему предприятию, оборудовать спальные места, нашел ветошь и сказал на всякий случай рвать ее на ленты. Видел в каком-то фильме, что так делают для перевязок. Мне надо было делать хоть что-то, чтобы помочь людям. Начал носить питьевую воду и периодически выкачивать сточную воду, которая собиралась в бомбоубежище. Уже скоро мы все вместе привели наше убежище в порядок. Я нашел там много знакомых, назначил главных за порядок. Затем встал вопрос питания. На предприятии был запас консервов и хранилось молоко, которое выдавалось рабочим «вредных» профессий. Взял на себя ответственность и начал раздавать еду людям: молоко давали детям, продпайки - поровну всем семьям. Так и выжили, помогая друг другу».

  Игорь Сорокин стал негласным «комендантом» бомбоубежища. Ему доверяли, к нему же обращались за помощью. Приходилось тушить пожары, вытаскивать людей из-под завалов и пытаться сохранить депо с помощью подручных средств. Сам герой говорит, что если бы снова пришлось спасать людей и охранять депо, поступил бы так же.

город Ясиноватая пережил самый горячий военный период

Пожарные против огня войны.

  О том, как город Ясиноватая пережил самый горячий военный период, вспоминает водитель пожарной автоцистерны ПК №1 станции Ясиноватая Евгений Анатольевич Чубовский. «После первых обстрелов город как будто вымер, на улицах были слышны только звуки летящих снарядов и взрывов. И самое главное, не было слышно привычных для местных жителей стука колес и гудков поездов. Это было страшно.

  Но все же люди в городе оставались, что бы там не говорили нам по украинским новостям, - говорит Евгений Чубовский. – Люди в городе были, а вот всего остального, что нужно для жизни, не было. И если без электричества еще можно было прожить, то в засушливый август без воды оставаться было просто опасно для жизни. И нами было принято решение возить воду жителям поселков на пожарной машине».

  В то время Евгений из всех водителей пожарной части остался один. Сотрудники МЧС города были заняты на бесконечных пожарах, которые вспыхивали от попаданий снарядов. Часто железнодорожная пожарная машина выезжала на помощь городским службам. Но в самый сложный период Евгений Анатольевич запомнился местным жителям, как человек, который не дал поселку умереть от «обезвоживания».

  «Выкачивал воду для людей из всех источников, которые смог найти, благо в машине есть необходимое для этого оборудование. Приходилось ездить и под обстрелами, а что делать - я знал, что люди меня ждут. Каждое привезенное мною ведро воды было на вес золота. Когда под твоей ответственностью такое важное дело, как обеспечение водой, о риске не думаешь»,- рассказывает Евгений Чубовский. Водитель говорит, что более искреннего «спасибо», чем от местных жителей за привезенную им воду, он не слышал ни разу в жизни.

  За несколько недель он стал настоящим героем. Сегодня коллектив ясиноватского пожарного корпуса вновь в полном составе. Работы пожарным по-прежнему хватает. Часто выезжают на помощь в другие города.

  К сожалению, огонь на железной дороге, вызванный разрывами снарядов, не затухает и по сей день. Но, благодаря профессионализму пожарных железной дороги, уничтожающее пламя вовремя удается обуздать.

водитель автотранспортных средств 1-го класса Донецкого строительно-монтажного эксплуатационного управления

Дорога под обстрелами.

  Святослав Сергеевич Романов - водитель автотранспортных средств 1-го класса Донецкого строительно-монтажного эксплуатационного управления № 9 самым опасным периодом военного времени считает июль-август прошлого года. Говорит, что больше, чем в это время, обстрелов не видел. Но даже тогда свой пост не оставлял ни на день потому, что слишком любит свою работу, чтобы уехать и променять ее на другую.

  «Пока работают железнодорожники, работаем и мы, - говорит он. – А железная дорога не может остановиться, для нас это недопустимо. Работники нашего СМЭУ не прекращали восстанавливать железную дорогу даже под обстрелами.

В нас стреляют, пытаются уничтожить, а мы все строим. Такие мы, люди Донбасса!» Работники СМЭУ №9 выезжали за этот год в различные точки Донецкой железной дороги. Некоторые находились в непосредственной близости к линии фронта.

  Безопасно довести работников до места назначения – было главной задачей Святослава Романова. Как признается сам герой, были случаи, когда казалось, что нам уже не выбраться. Но старались сохранять спокойствие и ехать дальше. Попадали и под прямые обстрелы, когда мины разрывались прямо возле автобуса с работниками.

  «Было, конечно, очень страшно. Люди выбегали из автобуса прятаться или просто в панике ложились на пол, закрывая голову руками. Многие молились как в последний раз, - вспоминает водитель. – Приходилось ездить и по такому бездорожью, где не ступала даже нога человека, чтобы объехать места, где шли бои.

  Однажды даже сами себе прокладывали дорогу из камней. Многое было, но все мы пережили, и я уверен, что худшее теперь позади. Наша главная задача сейчас идти вперед, развиваться, восстанавливать все разрушенное и строить новое.

  Все у нас получится, ведь мы железнодорожники Донбасса!»

Инженер-технолог Локомотивного депо Дебальцево-пассажирское

Спасали сначала депо, потом себя.

  Железнодорожники Дебальцево, как и весь город, приняли на себя один из самых сильных ударов этой войны. Более полугода ежедневных обстрелов разрушили инфраструктуру практически до основания. Люди бежали из города. Дома пустели, рабочие места оставались без своих хозяев.

  Оставшиеся местные жители сменили квартиры на подвалы и убежища. Инженер-технолог Локомотивного депо Дебальцево-пассажирское Сергей Константинович Будько не просто не смог уехать из охваченного огнем города, он практически не покидал депо, которому отдал 30 лет своей трудовой жизни. Потомственный железнодорожник просто не мог допустить, чтобы его родное предприятие было разворовано мародерами.

  «26 июня прошлого года под обстрелами я побежал, чтобы включить людям вентиляцию в бомбоубежище депо. И остался там на долгие месяцы. Мы практически переехали туда вместе с семьей, выбирались только днем.

  Домой вернулись лишь в феврале этого года, - рассказывает Сергей Константинович. – Осень и зима были очень сложными. Нас было где-то 60 человек. Питались тем, что осталось. Жгли костер и растапливали снег, чтобы получить воду. Но жили дружно».

  Как говорит Сергей Будько, ВСУ их просто пытались уничтожить, поэтому нужно было держаться вместе. «Не обижали никого, даже их», - показывает он на забавную маленькую собачку, которая щенком прибилась в убежище и пережила войну вместе с людьми.

  Теперь пес Умка не отходит от своих спасителей ни на шаг. Днем, когда немного стихали разрывы снарядов, коллектив депо под руководством Сергея Константиновича выходил и считал потери. Пытались сохранить то, что осталось: забивали разбитые окна, заколачивали двери, прятали ценное оборудование.

  А когда снаряды приземлялись рядом с депо, прятались под старыми паровозами, которые пережили Великую Отечественную войну. Они уберегли и их жизни. «Однажды снаряд от «Града» приземлился в нескольких метрах от меня, если бы разорвался, меня бы уже не было. Тогда я понял, что переживу эту войну всем смертям назло, и обязательно восстановлю наш Дебальцевский узел», - признался Сергей Будько.

  Отдельной историей для железнодорожников Дебальцево стало спасение имущества узла от солдат украинской армии, которые «прославились» своим мародерством. Вместе с женой, работницей вокзала, Сергей Константинович спасал компьютеры, серверы, документацию. Бежать пришлось под летящими минами. «Люди бегут в убежище, а мы бежим спасать технику, - говорит наш герой.

  Греет душу Сергея Будько спасенная им Красная звезда с паровоза, который на юбилейный 9 Мая в этом году стал символом Великой Победы. «Пока в нашем городе стояла украинская армия, мы лишились двух памятников Ленину. Я был уверен, что если фашисты увидят Красную звезду, они ее уничтожат. Поэтому я нашел внутри паровоза тайник, и спрятал туда символ. Там звезда пролежала до освобождения Дебальцево», - рассказал он.

  Сейчас Дебальцево и железнодорожный узел возвращаются к жизни. Поезда на железной дороге снова курсируют и подают заветные гудки. Ремонтные работы ведутся на каждом разрушенном участке. И, как признается Сергей Будько, железнодорожники готовы хоть сутками работать, чтобы Дебальцевский узел забыл обо всех горестях и потерях войны.

инспектор по контролю над техническим содержанием зданий и сооружений Иловайского  строительно-монтажного эксплуатационного управления  № 4

Созидатели железной дороги.

  После освобождения городов Республики, строительно-монтажным эксплуатационным управлениям железной дороги работы добавилось в разы. Все восстановление легло на их плечи.

  Елена Михайловна Крутенко - инспектор по контролю над техническим содержанием зданий и сооружений Иловайского строительно-монтажного эксплуатационного управления № 4. Вместе со своими подчиненными сначала восстанавливали родной Иловайский узел, а сейчас помогают железнодорожникам Дебальцево. На счету этой хрупкой женщины десятки обновленных объектов.

  «Устроителей всегда было много работы, - говорит она. – Мы – созидатели. К сожалению, нам пришлось восстанавливать железную дорогу после войны, кто бы мог раньше хотя бы подумать об этом! Сейчас я молю Бога, чтобы нам, строителям, больше никогда не пришлось участвовать в послевоенном восстановлении».

  Во время обстрелов Иловайска Елена вместе с семьей оставалась в городе. «Когда бомбили – сидели в подвале, только затихало – бежали к железной дороге, чтобы узнать, все ли из наших коллег целы. Ведь железнодорожники работали даже под обстрелами. Когда нас освободили, мы вышли на вокзал и зарыдали…

  Тогда казалось, большего ужаса я уже не увижу. Но потом было Дебальцево, куда нас направили помочь. В Иловайске тоже было множество разрушений. На моих глазах соседи оставались без крыши над головой, насмотрелись и на человеческие жертвы, одна из моих знакомых не выдержала этот ужас и лишилась рассудка.

  Нашу истерзанную железную дорогу было жалко, как человека, ведь она для нас - живой организм. Но долго плакать над потерями было нельзя. Засучив рукава, приступили к восстановлению.

  Люди работали с таким рвением и энтузиазмом, что работа спорилась и шла завидными темпами. Делали же для себя!» Елена Крутенко признается, что обида нанесенная Украиной не забудется никогда. Слишком много принесли они зла их родной железной дороге. Восстановление Донецкой железной дороги сегодня ведется колоссальными темпами. Такого стимула к возрождению у железнодорожников не было со времен Великой Отечественной войны.

  Своим ударным трудом каждый из многотысячной семьи железной дороги доказывает - нас не сломить! Поддержка во всех начинаниях и внимание к отрасли со стороны Главы Донецкой Народной Республики Александра Захарченко и Министерства транспорта придают сил железнодорожникам и уверенности в том, что на своем фронте они не одни - за их спинами стеной стоит вся Республика!

Комментарии   

0 #1 Эдуард 01.08.2015 17:50
Бог в помощь защитникам Донбасса!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить